«Это просто ревность»: как МИ5 упустила советского шпиона, не поверив его жене

кем Алекс Юсташевич
Press Association Images

Британская разведка проигнорировала сообщение, которое могло бы разоблачить одного из самых успешных советских агентов Гарри Хаутона, приняв заявление его бывшей жены за вспышку ревности.

Детали показаний Элис Хаутон стали известны из ранее засекреченных документов, которые обнародовала британская служба контрразведки (более известная как МИ5). Опубликованные бумаги помогают узнать больше о долгой и успешной работе советской шпионской группы, получившей название «Портлендская агентурная сеть».

Все более-менее значимые архивы КГБ по этому делу продолжают оставаться засекреченными.

Разбрасывая купюры

В центре этой истории — Гарри Хаутон, служивший в научно-исследовательском центре подводного оружия королевских военно-морских сил на острове Портленд. Любовница Хаутона — Этель Джи — тоже служила работала на этой базе секретаршей.

По данным Службы внешней разведки России, Хаутон и Джи поставили в Москву более 17 000 листов секретных документов: приказы командования, чертежи наиболее важных разработок центра, детали системы обороны английских портов, подробные отчеты об используемом вооружении и боевых кораблях, в том числе об атомной подводной лодке «Дредноут», гидроакустическим станциям, гидролокаторам и средствам противолодочной обороны.

Элис Хаутон впервые сообщила о подозрениях в адрес мужа в 1956 году. По словам женщины, впервые она почувствовала что-то неладное еще в 1952 году, когда Гарри достал перед ней пачку денег и раскидал их по комнате.

Собрав разлетевшиеся банкноты, Элис поняла, что в ее руках 150 фунтов — это все равно, что собрать примерно 6000 фунтов (7380 долларов) сегодня [расчет произведен с учетом примерной покупательной способности фунта в в 1950-м и 2018 годах — примечание Би-би-си].

Элис также заметила на столе у мужа несколько пачек документов в коричневой обертке. Открыв одну из пачек, мисс Хаутон увидела документы с пометкой «совершенно секретно».

«Ты слишком много знаешь!»

Затем Элис нашла дома крошечную фотокамеру, спрятанную под лестницей. Когда Хаутон узнал об этом, он, по словам жены, затаил на нее злобу.

Как стало известно теперь из опубликованных показаний Элис, Гарри избивал и несколько раз пытался убить ее.

По словам Элис, однажды муж отвез ее на скалы в Портланд-Билл и попытался столкнуть с обрыва. В другой раз, будучи сильно пьяным, сказал: «Я должен избавиться от тебя. Ты слишком много знаешь».

Элис пыталась предупредить руководство Гарри о его странном поведении. В 1956 году она сообщила сотруднику службы социального обеспечения военной базы, что ее муж разглашает секретную информацию людям, которые не должны ее получать.

Сообщение дошло до МИ5. Но делу не дали ход по совету руководства военной базы. Там сообщили, что Хаутон завел роман и расстался с женой в 1955 году, а в 1956 году супруги развелись. В итоге офицеры решили, что Элис сделала заявления, «под влиянием эмоций и из чистой злости».

Один из сотрудников написал: «Не исключено, что все эти обвинения могут быть не более чем реакцией ревнивой и разгневанной жены».

Новое поколение подлодок

В итоге Гарри Хаутон все же был пойман. Его выдал агент польской разведки Михал Голеневский, который тайно начал сотрудничество с ЦРУ и сбежал в США.

В апреле 1960 года Голеневский сообщил, что Польша (у руля в этой стране тогда стояли коммунисты) завербовала человека в офисе британского военно-морского атташе в Варшаве. Когда агент вернулся в Британию, контакт с ним передали советской внешней разведке.

Проверка показала, что этим человеком скорее всего был Гарри Хаутон. Он служил в британском посольстве в Варшаве и был досрочно отозван на родину из-за чрезмерного употребления алкоголя. Расследование МИ5 пришло к выводу, что Гарри, скорее всего, пошел на сотрудничество с поляками по собственной инициативе в 1951 году.

ВМС Британии пришли к выводу, что секретные документы, переданные Хаутоном, позволили СССР создать новое поколение подводных лодок. Они были гораздо менее заметными для радаров стран НАТО. Также в Москву утекли секреты устройства новейших гидролокаторов. В общей сложности Хаутон сотрудничал с польской и советской разведками почти десять лет.

Как стало известно из опубликованных теперь документов, в ходе разбирательства в МИ5 признали, что «есть большая вероятность, что Хаутона могли бы обнаружить на четыре года раньше», если бы уделили должное внимание заявлениям его жены.

Поняв, что Хаутон — агент вражеской разведки, МИ5 установило за ним наружное наблюдение. И это привело контрразведку к неожиданно масштабному успеху.

Громкая развязка

В итоге МИ5 удалось вскрыть не только Хаутона и его любовницу и шпионку Этель Джи, но и других членов «Портледской агентурной сети», включая офицера-нелегала советской внешней разведки Конона Молодого, жившего в Англии под именем Гордон Лонсдейл.

Прослушка в доме Молодого-Лонсдейла показала, что он вел жизнь, чем-то напоминающую истории о Джеймсе Бонде. Советский шпион успел стать в Англии преуспевающим бизнесменом, часто менял женщин и дорогие автомобили.

Молодого арестовали в момент, когда он забирал у Этель Джи хозяйственную сумку набитую секретными документами. Днем были арестованы еще два члена «Портледской агентурной сети» — Моррис и Леонтина Коэн (в Британии работали под фамилией Крогер). Они обеспечивали передачу собранных секретных данных в Москву.

Их небольшой дом в отдаленном районе Лондона оказался нашпигован шпионским оборудованием. В ходе обыска там нашли спрятанный под полом радиопередатчик, устройства для создания и чтения микроснимков, зажигалку с тайником, коды для шифрования и семь паспортов.

Суд приговорил Молодого-Лонсдейла к 25 годам тюрьмы, Коэнов — к 20 годам каждого, а Хаутона и Джи — к 15.

Обнаружение «Портледской агентурной сети» во многом изменило работу МИ5. Британская контрразведка впервые столкнулась с тем, что им противостоят не сотрудники КГБ под дипломатическим или другим официальным прикрытием, а люди, выдававшие себя за граждан западных стран. У шпионов-нелегалов были придуманные имена, но подлинные документы и биографии, которые постепенно безупречно вплетались в жизнь Британии и США.

Таких разведчиков было почти невозможно вычислить.

Сделка с МИ5?

На момент ареста Хаутону было 56 лет, а Джи — 47.

Из писем следует, что Джи продолжала любить Хаутона. Каждое ее послание ему начиналось словами «Мой дорогой Гарри».

«Короткое время, которое я провела с тобой — это самый счастливый момент моей жизни», — написала девушка в одном из писем.

Во время отбывания срока на любовников оказывали давление.

Как следует из опубликованной сейчас переписки агентов в тюрьме, Хаутон даже предложил Джи задуматься о сделке с контрразведкой в обмен на смягчение приговора.

Но Джи ответила, что «не опуститься до такого сотрудничества», и назвала офицеров МИ5, читавших ее письма, подонками.

Однажды Хаутону даже разрешили навестить Джи. Во время той встречи она вновь предупредила его о необходимости молчать:

«Не говори с ними ни о чем. Иначе мне придется отсидеть еще один срок» , — сказала Джи, упрекая Гарри за трусость и нестойкость.

Впрочем история этой пары сложилась относительно удачно. В 1970 году они вышли из тюрьмы и вскоре поженились.

Офицеры советской разведки Молодый и супруги Коэны были обменяны на британских разведчиков и затем жили в СССР.

Ольга Ившина, «Би-би-си»

0 комментировать
0

Оставить коментарий