Бондиана отдыхает. Клуб поклонников «русских шпионов» переехал в Литву

кем Алекс Юсташевич

Откуда столько российских «шпионов» в Литве, и почему именно в портовой Клайпеде они свили гнездо? Каких еще скандальных разоблачений можно ждать в ближайшее время от литовских специальных служб?

Дело антифашиста Альгирдаса Палецкиса, обвиняемого в шпионаже в пользу России, ушло в суд. На смену ему всплыли два новых – в шпионаже в пользу РФ обвинили жителей Клайпеды.

Откуда столько российских «шпионов» в Литве, и почему именно в портовой Клайпеде они свили гнездо? Каких еще скандальных разоблачений можно ждать в ближайшее время от литовских специальных служб? С этими вопросами мы обратились к Сергею Резнику, руководителю ассоциации российских граждан, постоянно проживающих в Литовской Республике.

– Сергей Трофимович, лично меня удивляют фамилии все новых и новых граждан Литвы, занимающихся разведывательной деятельностью в интересах спецслужб недружественной России. Вас не удивляет?

– Кажется, скоро перестану удивляться чему бы то ни было. Литовская пресса пишет, что в недрах Департамента государственной безопасности (ДГБ) разразился скандал, связанный со слежкой и сбором информации о людях из окружения президента Гитанаса Науседы. Под колпаком находились 40 человек, фактически держателей верховной власти в стране. Это утверждает депутат Сейма Витаутас Бакас. Ему так же известно, что агенты ДГБ собирали информацию и о бывшем после Европейского союза в России Вигаудасе Ушацкасе, который уже подтвердил факты слежки.

О неблаговидных делишках спецслужбы хорошо информированному Бакасу, до недавних пор являвшемуся председателем парламентского комитета по национальной безопасности и обороне, доложил высокопоставленный контрразведчик. Фамилию его в прессе не называют, но из косвенных фактов понятно, что источник – из числа сотрудников ДГБ первого круга, которые знают очень и очень многое. Иначе зачем было бы брать хлопчика под юридическую защиту от своеволия его начальников?

Бакас уже обратился к главе государства с предложением убрать с должности директора департамента ГБ Дарюса Яунишкиса и его заместителя Ремигиюса Бридикаса. Президентура в ответ пока молчит.

С другой стороны, известно, что после февральской рабочей встречи Гитанаса Науседы с директором ДГБ было заявлено: руководство республики полностью доверяет хозяину спецслужбы.

Однако так же известно, что Науседа рассматривает несколько кандидатов в кресло руководителя этого силового департамента. Есть среди них и заинтересованный в сохранении должности Яунишкис, полномочия которого истекают в апреле.

В такой ситуации сами собой чешутся руки замутить какое-нибудь резонансное разоблачение. Тем более, что дело российского «шпиона» Альгирдаса Палецкиса уже передано в суд, а пауз в охоте на ведьм, с точки зрения безопасности государства, быть не должно. И вот на свет божий появляются задержания и обыски у депутата клайпедского горсовета Эллы Андреевой из общественного комитета «Титов и справедливость» и у клайпедчанина Алексея Грейчуса, известного тем, что руководит общественной организацией «Ювенис», объединяющей русскую молодежь Приморья.

Я даже могу с очень большой долей вероятности назвать фамилии следующих жертв литовских спецслужб, компромат на которых уже не только собран, но и откалиброван. Но не назову, чтобы не каркать.

– Вы полагаете, Грейчус и Андреева являются частью той разветвленной «шпионской сети», о которой осенью 2018 года говорили генеральный прокурор, руководители полиции и ДГБ в связи с арестом Палецкиса?

– Свечку не держал. Однако дело Альгирдаса Палецкиса такое темное и тухлое, что к нему можно присобачить любого, кто пожимал диссиденту руку, звонил по телефону, писал, пил кофе тет-а-тет. А уж если одним рейсом с Палецкисом летел в Москву, твои шансы стать российским «шпионом» увеличиваются втрое. В этом смысле фантазия у охотников на литовскую пятую колонну Путина богатая.

Вот характерный пример. В 2016 году в докладе об угрозах национальной безопасности была упомянута фамилия известного в Литве редактора газеты. Мол, он часто летает самолетами «Аэрофлота». Вывод – видимо, за московскими инструкциями для подрывной деятельности. На деле, как позже выяснилось, у человека в Подмосковье от рака умирала тетка. Но какого стрелка в разгар охоты интересуют такие мелочи?

Вот и сегодня толстенький и сытенький дядечка без опознавательных знаков глубокомысленно вещает с голубого экрана: Клайпеда – город-порт, а такие стратегические объекты всегда находятся в эпицентре интересов разведок недружественных Литве государств. Мол, его не удивляет, что Андреева и Грейчус могли заниматься шпионской деятельностью.

К слову, Алексея Грейчуса 5 марта арестовали на три месяца за шпионаж. За это грозит от 3 до 15 лет тюрьмы. Очень серьезное подозрение. Силовики объявили, что никого до арестованного не допустят и любые вещи передавать запретили.

Разумеется, в кругу товарищей я обсуждал происходящее. Сообща предположили, дело здесь в другом.

Оба жителя Клайпеды – активные антифашисты. Элла всегда, в самые трудные минуты, была на стороне опального Вячеслава Титова и никогда не боялась отстаивать историческую правду.

Грейчус – организатор городских и региональных памятных мероприятий, связанных с событиями Великой Отечественной войны, активист народного движения «Бессмертный полк». Общественная деятельность такого рода у власти не в почете. Вот и решила она под вымышленным предлогом покарать инакомыслящих.

Думается, именно здесь собака зарыта.

– То есть не шпионы оба?

– Грейчус так же похож на Штирлица, как Андреева – на Мату Хари. Оба – адекватные современные люди, чтящие историю и с уважением относящиеся к современной России, которая от Клайпеды всего-то в пятидесяти верстах. Их вина только в этом.

– Говорят, клайпедчане – лишь звенья длинной цепи неких заговорщиков, о существовании которой постоянно утверждают ведущие спецслужбы в своих докладах.

– С тоской приходится констатировать: охота на ведьм идет с азартом и размахом. Только перечисление якобы врагов Литовского государства займет два листа: Титов и члены его общественного движения, историк Валерий Иванов, критик власти Юриюс Субботинас, антифашист Гедрюс Грабаускас с единомышленниками, вся пресса на русском языке, все работающие в ней журналисты и вообще все русскоговорящие.

При директоре ДГБ Гедиминасе Грине врагами называли вильнюсских, клайпедских и висагинских школьников, выступающих за российские клубы литовских спортсменов и деятелей культуры, работающих в России. Нелояльными объявляли отцов независимости Зигмаса Вайшвилу и Роландаса Паулаускаса, агентами КГБ СССР – покойных актеров, дирижеров и служителей культа. Не государство, а клуб поклонников «агрессивной и тоталитарной России», как называют соседей местные пропагандисты и говорят, русофобы всех окрасов.

Параллельно с этим в стране комфортно чувствуют себя политические силы, которые боятся открывать секретные картотеки времен СССР. Кто против рассекречивания? Только те граждане Литвы, кто боится узнать правду. Правда разрушает веру фанатиков и просто наивных людей, придумавших для себя альтернативную историю. А вдруг выяснится, что идеалы фальшивые, идолы – неверные?

Неприятные открытия встанут в один ряд с трагедией ребенка, который узнает, что Деда Мороза не существует. Или узнает не только откуда берутся дети, но и понимает, что родители, которые учили его никогда не врать, сами врали.

«Творящийся сегодня в нашей Литве беспредел расцениваю как попытку подавить инакомыслие, уничтожить ценности, которыми мы дорожим, а также сорвать празднование в Литве 75-леття Победы в Великой Отечественной войне». Так общую ситуация в республике прокомментировал Вячеслав Титов, которого я цитирую совершенно точно.

Если к его словам прибавить слова правозащитника Грабаускаса о попытке назначить ему психиатрическую экспертизу за слова об участии литовцев в Холокосте, то уже не знаешь, что и думать?

Я не случайно чуть упомянул штандартенфюрера Штирлица-Исаева. Есть в «17 мгновениях весны» примечательный эпизод, в котором Эрнст Кальтенбруннер ставит перед шефом тайной государственной полиции Генрихом Мюллером задачу прощупать Штирлица на предмет лояльности. Не хочу будить в вас злобную химеру подозрительности, подчеркивает Кальтенбруннер, но дело есть дело.

Наверное, начальник Главного управления имперской безопасности СС и статс-секретарь имперского Министерства внутренних дел Германии понимал: спустя 75 лет химера подозрительности ох как кстати придется в работе по стерилизации умов.

0 комментировать
0

Оставить коментарий