Архивы второй мировой войны. Что предлагал Гитлер Англии?

кем Алекс Юсташевич


На портале Президентской библиотеки имени Бориса Ельцина выложена первая часть оцифрованных материалов «Вторая мировая война в архивных документах». Уникальный по своей полноте ресурс, который будет периодически пополняться.

В оцифровке отечественных, трофейных и зарубежных архивных фондов помимо Росархива приняли участие архивные службы МИД России, Минобороны, ФСБ и СВР. Первая порция документов посвящена предыстории Второй мировой войны и охватывает период с января 1933 года по 31 августа 1939-го. Это более 1700 архивных документов, фотографий, фрагментов кинохроники. Около половины публикуется впервые. Все оцифрованные документы прокомментированы на русском и английском языках .

Материалы проекта отражают поэтапный отказ Германии от условий Версальского договора, ускоренную милитаризацию Третьего рейха и его переход к политике неприкрытой агрессии. Документы также раскрывают политику «умиротворения» Германии западными державами с момента прихода к власти нацистов до нападения Германии на Польшу, — рассказал «РГ» руководитель Федерального архивного агентства Андрей Артизов. — Благодаря вводимым в широкий научно-общественный оборот архивным материалам новое освещение получают дискутируемые и востребованные сегодня как в академической науке, так и в исторической публицистике темы: попытки построения системы коллективной безопасности в Европе, аншлюс Австрии, «Мюнхенский сговор» и предательство западными державами Чехословакии, расчленение и ликвидация чехословацкого государства, отношения между гитлеровской Германией и Польшей, неудача Московских переговоров представителей СССР, Англии и Франции о совместном противодействии германской агрессии, заключение советско-германского пакта о ненападении.

Среди выложенных в открытый доступ свидетельств эпохи есть и малоизвестные. К примеру, в программной речи Гитлера на совещании с руководителями рейхсвера 3 февраля 1933 года (публикуется агентурный материал — перевод протокольной записи) изложены установки нацистов по «спасению» Германии и преобразованию Европы под ее началом. Уже тогда, на заре своего правления, Гитлер не стесняется ключевых тезисов своей внутри- и внешнеполитической программы: отказ от демократии и установление диктатуры, «искоренение марксизма», «расширение германской территории», «экспансия германского народа, целью которой будет, вероятно, восток» («Однако, германизация населения завоеванной земли невозможна. Можно германизировать только территорию. Нужно… безоговорочно выслать несколько миллионов человек»).

О высоком уровне советской стратегической аналитики и прогнозирования говорит служебная записка руководителей советской военной разведки Я.К. Берзина и А.М. Никонова начальнику Штаба РККА А.И. Егорову с приложением докладов о соотношении военных сил государств версальской и антиверсальской группировок и о значении «данцигского коридора» (16 мая 1933 г.). Например, в ней отмечена решающая важность для Германии «довооружения и военизации населения», что позволит в дальнейшем приступить к «ревизии Версальского договора», говорится о двойственной позиции Англии, которая «пытается изобразить из себя державу, стоящую выше всяких группировок и стремится взять на себя роль арбитра». Советские аналитики обращают внимание на проблему «данцигского коридора», из-за которого может вспыхнуть война в Европе (именно ситуация вокруг вольного города Данциг в 1939 году привела к фатальному обострению германо-польских отношений).

Качество советской разведки демонстрирует агентурный материал «Тайные предложения Гитлера английскому правительству» (не позднее 4 июля 1933 года). В нем сообщает о закулисных консультациях руководства Германии и Великобритании. Фюрер предлагал «помочь английскому правительству в его борьбе с большевистской опасностью», взамен требовал «освобождения от уз Версальского договора». Гитлер заявлял, что в случае войны против СССР в союзе с Британией Германия сможет выставить корпус численностью в два миллиона человек. Предложения о дружбе и союзе благосклонно рассматривались МИД Великобритании, велись переговоры также об англо-германском хозяйственном соглашении, с перспективой «раздела русского рынка» после «изменения политического положения в России».

Еще одна аналитическая записка. На этот раз 4-го Управления Штаба РККА «Военные итоги режима Гитлера (на 1 января 1934 года)» (не позднее 22 февраля 1934 года). Она содержит подробный анализ мероприятий гитлеровцев по «довооружению» Германии, её ускоренной милитаризации.

В письме советского военного атташе в Польше Н.А. Семенова от 13 декабря 1934 года есть интересное приложение — запись из дневника корреспондента ТАСС о воинственных настроениях среди польского генералитета — о тостах, поднимаемых высшими офицерами во время дружеского застолья: за союз Польши с Германией и Японией, за то, чтобы польская дивизия получила орден за взятие Киева.

Или вот автограф Сталина, который поправил статью заместителя наркома обороны СССР М.Н. Тухачевского «Военные планы Гитлера» (29 марта 1935 года). Она представляет попытку спрогнозировать направления германской экспансии в Европе: «Восток» или «Запад»? Примечательно, что Сталин поправляет Тухачевского, отмечая, что «антисоветское острие» «империалистических планов Гитлера» является удобной ширмой для прикрытых реваншистских планов на Западе (Бельгия, Франция) и на востоке и юге (Познань, Чехословакия, аншлюс)».

Среди документов проекта есть любопытное упоминание о якобы потерянном «секретном протоколе к пакту Гитлера-Пилсудского». Им, в частности, предусматривалось, что «польское правительство обязуется обеспечить свободный проход германским войскам в случае, если эти войска будут призваны ответить на провокацию, исходящую с Востока или Северо-востока» (т.е. в случае вооруженного конфликта с Советским Союзом).

Так вот об этом секретном германо-польском договоре от 25 февраля 1934 года упоминается в письме МИД Франции от 4 апреля 1935 года. Там говорится о его публикации парижским еженедельником «Экуте-муа». Документ позволяет оценить один из самых спорных моментов предвоенной истории — активные контакты руководства Польши и нацистской Германии.

Донесение начальника Разведупра РККА С.П. Урицкого наркому обороны СССР К.Е. Ворошилову «О демонстрации румынских фашистов против республиканской Испании» (14 февраля 1937 года) освещает эпизод, говорящий о схожести политико-идеологической ориентации польского и нацистского руководства: в посмертном чествовании погибших румынских добровольцев, сражавшихся на стороне Франко, принимали участие рейхсканцлер Германии А. Гитлер и министр иностранных дел Польши Ю. Бек, которые «возложили венки на гроб убитых офицеров».

Служебная записка заместителя начальника РУ РККА А.Г. Орлова наркому обороны СССР К.Е. Ворошилову с приложением сборника материалов (24 января 1939 г.) о подготовке визита Ю. Бека в Германию (в ходе которого Беку было сказано, что «Польша имеет только одну великую державу, к которой она может примкнуть, — Германию»), о переговорах министра иностранных дел Германии И. Риббентропа с французским коллегой министром иностранных дел Франции Ж. Боннэ в Париже (Риббентропом было заявлено, что «лучшей гарантией для Чехословакии являются дружеские отношения её к Германии», а Франция «должна порвать свою связь с Польшей и Советским Союзом»).

Очень любопытны и сведения об откровениях нового польского посла в Иране: «через несколько лет Германия начнет войну против СССР, Польша добровольно или по принуждению поддержит ее. В случае указанного конфликта, Польше выгоднее стать на германскую сторону». Посол собирался «всю свою деятельность… направить к убеждению персов и афганцев в необходимости активизации их роли в будущей войне против СССР». Приводятся и оценки перспектив разгрома СССР, сделанные германскими военными представителями в Варшаве. Также сообщается о роли Италии в проекте создания Прикарпатской Украины. Вне анализа не остается и германская интервенция в Испании во время Гражданской войны.

<rg.ru>

0 комментировать
0

Оставить коментарий