Высотный самолет-разведчик U-2: незаменимый и 65 лет спустя

кем Алекс Юсташевич
0 комментировать
0

Предполагалось, что спутники и дроны отправят его на покой. Но и 65 лет спустя американский высотный самолет-разведчик Lockheed U-2 по-прежнему в строю, выполняя задачи, которые другим не по зубам. То есть высококачественно шпионит.

Необычная форма самолета (размах крыльев почти вдвое превосходит длину фюзеляжа) и сложность, даже некоторая капризность в управлении заработали ему прозвище Dragon Lady, (дословно — леди-дракон, в переносном смысле — роковая женщина).

Узкий фюзеляж U-2 длиной 19 м, два высокорасположенных крыла без стреловидности, как у планеров, и мощный двигатель — всё это для того, чтобы самолет мог забираться на высоту до 21 км и, что особенно важно, оставаться там в течение многих часов полета.

U-2 летает так высоко и с такой небольшой разницей между его максимальной скоростью и скоростью сваливания, что пилоты называют его крейсерскую высоту «гробовым углом». Полеты длятся несколько часов.

Конструкцию самолета порой бывает трудно разглядеть за огромным количеством приделанных к нему капсул, антенн, таинственных выпуклостей и носовых обтекателей. За ними скрываются датчики, радары, камеры и коммуникационное оборудование.

В этом смысле U-2 похож на конструктор «Лего» — все эти приборы к нему можно подключить в самых разных конфигурациях.

Существует также миф (или просто попытка выдать желаемое за действительное), что в одной из этих капсул якобы находится маскирующее устройство — электронный сигнал, который делает «Роковую женщину» невидимой для радаров.

Как и 65 лет назад, на высоте более 20 км у U-2 по-прежнему почти нет конкурентов. Его пилотов скорее можно считать астронавтами, а не авиаторами. Пилот запечатан в герметичной кабине в скафандре, подобном тому, которым пользуются в космосе, и дышит чистым кислородом.

В столь разреженном воздухе грань между жизнью и смертью чрезвычайно зыбка. Пилоту постоянно угрожают гипоксия (нехватка кислорода) и декомпрессионная болезнь.

Как и любой другой самолет, U-2 должен лететь достаточно быстро, чтобы иметь достаточную подъемную силу и не сваливаться в штопор, но и не так резво, чтобы конструкция не развалилась в воздухе под воздействием перегрузок.

Проблема заключается в том, что на высоте 70 000 футов (свыше 21 км) разница между этими скоростями составляет всего несколько километров в час.

На большой высоте механические органы управления легко подчиняются пилоту, но рядом с землей требуют хорошо развитой мускулатуры.

Легкая конструкция U-2 заставляет самолет при посадке как бы парить над взлетно-посадочной полосой, отскакивать обратно в воздух при жестком касании полосы и делает его очень чувствительным к боковому ветру. Легкое шасси велосипедного типа затрудняет удержание самолета на прямой линии и выравнивание крыльев при торможении.

Видимость из кабины настолько ограничена, что при посадке пилот вынужден полагаться на инструкции другого пилота, едущего в специальном автомобиле по взлетно-посадочной полосе. Все это происходит на скорости, достигающей 220 км/ч.

«U-2 привлекает тех пилотов, которые хотят летать на самом сложном из существующих самолетов, — говорит Грег Бердсолл, заместитель руководителя программы Lockheed Martin U-2. — Кандидатов сажают в учебно-тренировочный самолет с опытным пилотом-инструктором на заднем сиденье, чтобы посмотреть, как им удается справиться со специфическими характеристиками управляемости самолета».

Лишь 10-15% пилотов, подавших заявку на участие в программе, в итоге садятся за штурвал U-2.

В наш век автоматизации и компьютеров кажется, что самолеты-шпионы и их пилоты — пережиток холодной войны. Но это не так.

На протяжении уже более 30 лет, прошедших после падения Берлинской стены, самолеты U-2 продолжают перехватывать сообщения, электронные сигналы, фотографируют и создают цифровые изображения поверхности с помощью специальных радаров.

U-2 приспособили и к выполнению новых задач.

Например, способность долго находиться в воздухе на большой высоте делает его идеальным ретранслятором данных, передающим информацию с поля боя в штаб. В этом он обошел даже спутники, которые, как ожидалось, полностью заменят самолет-разведчик.

Находящимся на вооружении ВВС США 31 самолету предстоит программа модернизации стоимостью в 50 миллионов долларов. Это позволит им оставаться в строю еще 30 лет.

Более того, модернизированные U-2 могут составить конкуренцию новому дрону — настолько секретному, что даже сам факт его существования еще официально не подтвержден.

«Наша программа никуда не делась, и мы вкладываем значительные средства, чтобы позволить U-2 выполнять новые задачи, — говорит директор программы Lockheed Martin U-2 Ирен Хелли. — Уходить на покой мы не собираемся».

Пусть и модернизированный, U-2 все равно прочно ассоциируется с холодной войной.

В 1950-х администрация президента Дуайта Эйзенхауэра пережила немало неприятных моментов в связи с советской программой разработки ядерного оружия. Надежных разведывательных данных не было — проникнуть в закрытое для иностранцев советское общество агентам ЦРУ было сложно.

Нехватку разведчиков на местах нужно было компенсировать воздушной разведкой, причем немедленно.

У Lockheed был туз в рукаве — гениальный конструктор Келли Джонсон и его команда из засекреченного подразделения Skunk Works. Они могли сконструировать самолет-разведчик.

В 1943 году Джонсон и его инженеры спроектировали и построили планер первого реактивного самолета ВВС США всего за 143 дня, и Skunk Works сразу получила полулегендарный статус. В конце 1954 года компания приступила к разработке секретного самолета-шпиона.

По проекту самолет должен был выдерживать полет на высоте более 70 000 футов (более 21 километра), иметь дальность полета 4800 км и нести более 200 кг оборудования.

U-2 впервые поднялся в воздух всего восемь месяцев спустя, 1 августа 1955 года, на полигоне в Неваде, сегодня известном как «Зона 51». Стало понятно, что Джонсон и его команда сделали нечто выдающееся.

U-2 в эпоху холодной войны

«U-2 знаменует собой начало перехода к технической разведке, которая решает разведывательные задачи не руками шпионов в стиле Джона ле Карре, а с помощью передовых технологий», — говорит Питер Вествик, директор проекта Aerospace History Project в институте Хантингтона-USC Калифорнии и Запада. Кроме того, Вествик — автор книги «Стелс: секретная гонка по изобретению невидимых самолетов».

«U-2 — действительно своего рода первый большой скачок в технической разведке», — говорит он.

История U-2 могла сложиться иначе. В 1966 году казалось, что программа завершена: лишь 15 из 55 построенных U-2 все еще находились в эксплуатации.

Самолет спасло решение о перезапуске производства, принятое в 1980-х годах. Это было непросто: многие из инженеров, разрабатывавших самолет, уже вышли на пенсию.

Новые U-2 были весьма похожи на оригинал, но оказались почти на 40% больше и имели новую модульную конструкцию, чтобы нести разнообразное (и более тяжелое) оборудование.

По сравнению с ранними машинами сегодняшний U-2 может нести в три раза больше техники, летать вдвое дальше и втрое дольше. Самолеты прошли очередную модернизацию в 90-х годах, и процесс этот продолжается по сей день.

На сегодня U-2 пережил как минимум пять попыток найти ему замену.

Первой, еще в 1970-х годах, была попытка заменить разведчик одним из ранних беспилотников. Последняя — похожий на кита Northrup Grumman RQ-4 Global Hawk, высотный дистанционно пилотируемый самолет разведки и наблюдения. Он появился в 1998 году, когда U-2 уже перешагнул 40-летний рубеж.

Чтобы заплатить за модернизацию U-2, придется списать и разобрать целых 24 беспилотника Global Hawk.

Теперь эволюция U-2 может шагнуть дальше. Самолет получит улучшенную авионику, кабину с сенсорным экраном (который можно использовать и в скафандре) и новый бортовой компьютер, который позволит работать с новой системой Open Mission System (OMS).

Слегка похожая на операционную систему Android, OMS позволит U-2 общаться с компьютерными системами танков, кораблей, самолетов, спутников и кибернетического оружия.

«То, что U-2 может прослужить еще 30 лет, — результат гениальности людей, разработавших этот самолет, — говорит Хелли. — Когда мы начали выпускать его новые версии, он был сконструирован таким образом, что обладал избыточной мощностью и полезным объемом. Новая модульная конструкция позволяет нам постоянно модернизировать его и оснащать оборудованием для выполнения самых разных миссий. Новые концепции могут быть опробованы в воздухе всего через несколько недель или месяцев».

Опыт U-2 оказался полезным. «Он доказал свою эффективность на большой высоте, — говорит Хелли. — К тому же, по всем признакам, сами планеры находятся в довольно юном возрасте. У них в запасе еще около 80% расчетного срока службы».

Пилотируемые самолеты также намного лучше справляются с неожиданностями, чем компьютеры. «Если взглянуть на космос и некоторые другие типы разведки, они очень сильно зависят от предварительного планирования, чтобы добыть нужные сведения. U-2 же всегда доступен и готов отправиться в полет».

«Меня часто спрашивают, почему не заменить U-2 спутниками, — говорит Крис Покок, бывший журналист и автор книг о U-2. — У спутников сегодня фантастические возможности, но слишком предсказуемая орбита. Спутники-шпионы на низких орбитах никогда не находятся долго над одним местом, а U-2 может долго «висеть» над нужным районом».

К тому же спутники все более уязвимы для средств радиоэлектронной борьбы, лазеров — да и просто ракет, которые могут безвозвратно вывести аппарат из строя.

U-2 был первопроходцем в использовании каналов передачи данных на наземные станции, которые могут находиться на расстоянии тысяч километров, сначала передавая сигнал на спутник, откуда его ретранслируют в пункт назначения.

Теперь эта задача становится первостепенной, поскольку ВВС США стремятся к тому, чтобы все компьютеры, независимо от того, кто их производит, могли общаться друг с другом.

Новые датчики или камеры можно устанавливать и снимать с самолета быстро и дешево. В этом U-2 опережает всех своих конкурентов.

Однако у самолета есть один конструктивный недостаток: его никак нельзя назвать малозаметным. А это означает, что он не может незамеченным проникать в воздушное пространство других стран — его всегда будет видно. Например, недавно китайские военные заметили U-2 в районе маневров в Южно-Китайском море.

Похоже, американская оборонная корпорация Northrup Grumman сконструировала небольшое количество похожих на бомбардировщик-невидимку В-2 дронов для решения именно таких задач. Даже факт их существования держится в секрете, но некоторые считают, что U-2 наконец нашлась замена.

Эти высотные разведывательные дроны, которые еще предстоит рассекретить, известные среди непосвященных как RQ-180, должны обладать какой-то экзотической системой маскировки: в прессе лишь изредка появлялись их «возможные» изображения, что в эпоху цифровых технологий иначе как чудом не назовешь.

«Маскирующее устройство», позволяющее самолетам или космическим кораблям становиться невидимыми — это, конечно, выдумка. Однако известно, что новый дрон окрашен специальной светлой краской, что делает его малозаметным, а заодно объясняет его неофициальное название — «Большая белая летучая мышь».

«Все, что нам известно, нельзя считать окончательным, — говорит Покок. — Новый дрон должен быть очень незаметным, если ему предстоит проникнуть на враждебную территорию и делать там то, что U-2 делает, находясь над дружественной территорией. Но я не думаю, что RQ-180 заменит U-2, потому что он явно фантастически дорог, их очень мало — всего семь штук, и не так уж часто им будут давать разрешение на полет».

Куда больше будущему U-2 угрожают микроспутники. Эти аппараты весом от 10 до 100 кг можно запускать с таких космических самолетов, как Boeing X-37.

«Эти микроспутники можно запускать с одного носителя в таком большом количестве, что они смогут преодолеть недостатки спутников-шпионов на низкой околоземной орбите, — считает Покок. — Если у вас есть 10 или более спутников, которые вращаются вокруг Земли по цепочке, одно и то же место на планете можно наблюдать раз в несколько часов, а не дней».

Ирен Хелли, однако, уверена, что U-2 не уступят будущим конкурентам, так же как не уступили и конкурентам прошлым.

«Что еще может работать в таких условиях, как U-2? — говорит она. — U-2 — это как Полярная звезда в большом созвездии аппаратов и технологий для сбора разведывательных данных».

«Работать в этой среде очень тяжело, — добавляет Грег Бердсолл. — Попытка разработать замену U-2 или даже дополнить возможности на такой высоте будет нелегкой и очень дорогостоящей. Если у нас уже есть такие возможности, зачем это делать?»

Оставить коментарий