История кораблей ОСНАЗ

кем Алекс Юсташевич
0 комментировать
0

ОСНАЗ – это радиоэлектронная разведка. На бортах современных разведывательных кораблей нанесены буквы ССВ и номер. ССВ – это суда связи. Такое официальное второе названия современных кораблей разведки. В этой статье мы расскажем об истории кораблей ОСНАЗ в Советском Союзе и России с момента появления до наших дней.

Морская разведка существовала всегда. Пропустим эпоху парусного флота. К началу Первой мировой войны сформировался тип корабля – лёгкий крейсер-скаут. Его задачей было проводить разведку перед идущими главными силами флота. В Первой мировой стала широко применяться радиосвязь, что позволило перехватывать радиосообщения противника и узнавать о его планах. Тогда же появился прообраз современной РЭБ – радиоэлектронной борьбы. Были случаи, когда суда с мощными радиостанциями «забивали эфир» на частотах, на которых работали вражеские радиостанции.

После окончания Первой мировой войны радиосвязь и радиоразведка прочно вошли в арсенал средств борьбы на море. В молодой Советской республике понимали важность радиоразведки, и на базе наработок российского императорского флота продолжили её развитие. Основным пунктом радиоразведки на флотах стала ИРС – информационно-разведывательная станция. На Балтийском флоте ИРС находилась на так называемой даче Шмидта под Ораниенбаумом. В 1928 году перед ИРС Балтийского флота была поставлена задача – осуществлять радиоразведку Финляндии, Эстонии, Латвии, Литвы и Швеции.

В 1930 году ИРС появились на Черноморском флоте – в Севастополе и Очакове, в 1932 году – ИРС заступили на вахту на Тихом океане – в районе Владивостока. Последним, в 1933 году ИРС появился на Северном флоте – в Полярном. На каждом флоте, в дополнении к ИРС были развернуты 4-5 пеленгаторных станций. На каждой ИРС работали не только профессиональные радисты, но и специалисты по соответствующим иностранным языкам. На тот момент (30-е годы), радиоразведка работала «широким неводом» — что перехватывала и расшифровывала, то и передавала в разведотделы флотов. Проводить разведку по какому-то конкретному кораблю, или району ИРС не могла, да и такой задачи не ставилось. Польза от ИРС заключалась в том, что она позволяла нарисовать общую картину на морском театре.

Изначально ИРС входила в структуру СНиС – службы наблюдения и связи. Это цепочка береговых постов, расположенных на побережье, связанная телефонной связью с главным центром. Таким образом, радиоразведка флота находилась на берегу, и в этом её отличительная особенность в период между мировыми войнами.

С началом Великой Отечественной войны был единственный случай, когда в море выходил специальный разведывательный корабль с аппаратурой и специалистами по финскому и шведскому языкам. По предвоенным планам, с началом войны в судно-ловушку подводных лодок была переоборудована одна из эстонских шхун. Но в 1941 году в Финском заливе немецких подводных лодок было немного, поэтому шхуну использовали как разведывательный корабль. Фактически, это был прообраз современных кораблей ОСНАЗ. Об истории шхуны «Хийусаар».

Рождение ОСНАЗ. Разведывательные корабли 1-го поколения

Закончилась Вторая мировая война. С точки зрения способов войны на море изменилось многое. В частности, во всех ведущих странах появились радиолокационные станции, в том числе и расположенные на кораблях. Кроме традиционных задач по вскрытию обстановки в тех или иных районах, возникла необходимость в получении параметров работы РЛС потенциального противника. А самое главное, районы развертывания и маневрирования вражеского флота находились далеко в море, вне зоны действия береговых станций радиоразведки. Моряки заявили о необходимости вскрытия обстановки в районах развертывания авианосных соединений . Поскольку эти районы находились вне зоны действия береговых постов, возникла идея установки аппаратуры на переоборудованные суда.

Подтверждением правильности этой идеи явился заграничный поход крейсера «Свердлов» (проект 68-бис) в 1953 году в Великобританию с группой ОСНАЗ на борту. Во время нахождения крейсера в море и на Спитхедском рейде в Портсмуте во время военно-морского парада был получен большой объем интересной разведывательной информации.

Так как дело было совершенно новое, пошли по самому простому пути. В разведывательные корабли переоборудовали подходящие суда гражданских проектов. В те годы в ГДР для СССР массовой серией строили небольшие рыболовецкие траулеры типа «логгер». В Германии они строились с 1938 года, и хорошо зарекомендовали себя. Советскому Союзу по репарации досталось несколько таких траулеров, и они понравились и нашим рыбакам. Было принято решение заказать в ГДР большую – 800 — 850 судов – серию. В СССР они относились к типу СРТ -300/400. Кроме «логгеров» на флотах переоборудовали в разведчики и другие типы судов – деревянные финские зверобойные шхуны. Первоначально, как промежуточная мера, группы ОСНАЗ базировались на рыболовецких траулерах, уходящих на лов рыбы в Атлантику. Это был не выход, но до тех пор, пока не были переоборудованы свои суда, он позволял проводить сбор информации.

Разведывательные корабли появились на Балтийском и Черноморском флотах. Потом очередь дошла до Северного и Тихоокеанского флотов. На Балтике было четыре разведывательных корабля – два «логгера» — РЗК-13 «Андома» и РЗК-14, и две зверобойные шхуны – РЗК-15 «Булак» и РЗК-16 «Вазуза». Первые были стальные, вторые деревянные. На флоте их так и назвали «железки» и «деревяшки». И те, и другие исправно ходили в Атлантику. На Северном флоте был сформирован 219 отдельный морской радиотехнический дивизион ОСНАЗ с местом базирования в поселке Горячие Ручьи – в трех километрах от Полярного. Первоначально в состав дивизиона входили два «логгера» «Нейва» и «Сайга», траулер «Рица» постройки ГДР и морской бот «Суинга». Последний был интересным, таинственным кораблем. Если «логгеры» ходили под военным флагом и уходили в Атлантику для ведения радиоэлектронной разведки, то «Суинги» ходил под гражданским, красным флагом, и районом его операций было побережье Норвегии.

Секретность походов первоначально была максимальной. Корабли ОСНАЗ выдавали себя за рыболовецкие суда. Для каждого похода им присваивались вымышленные названия, в море они выходили под красным флагом, весь экипаж был в гражданской одежде с документами мурманских рыбаков. Более того, моряки с разведывательных кораблей сдавали зачеты по способам ловли рыбы. Соответственно, на всех кораблях был полный комплект рыболовных сетей. Выход в море осуществлялся только в ночное время.

Результаты первых походов превзошли все ожидания. Флотская разведка получила массу информации о военных кораблях в районах боевого патрулирования и о проведении учений флотов стран НАТО. Радисты кораблей ОСНАЗ перехватывали радиосвязь между кораблями, самолетами. Если каналы, по которым велись переговоры, были открытыми, то информация обрабатывалась сразу. Если шла шифрованная информация, и шифр был еще не известен, то информация фиксировалась для дальнейшей расшифровки. В декабре 1955 года разведывательный корабль – РЗК «Рица» во время похода в районе Исландии обнаружил и отслеживал американский линкор «Айова», «Iowa» BB-61. Это был первый случай обнаружения кораблями ОСНАЗ крупного корабля НАТО, во время его боевого похода.

На Тихоокеанском флоте был создан 525-й отдельный морской радиотехнический дивизион ОСНАЗ с базирование во Владивостоке. Первоначальный состав включал 4 рыболовные шхуны, разоруженный большой охотник и один «логгер». В 1969 году дивизион был переформирован в 38-ю бригаду кораблей ОСНАЗ. У дальневосточников были свои цели – Южно-Китайское море, Корея, Китай, Япония и американские базы в Японии. В тот период моряки ОСНАЗ понесли первые потери.

Условия службы на «логгерах» были очень тяжелыми. Водоизмещение «логгера» было 300 – 400 тонн, экипаж в варианте траулера – 15 рыбаков. В варианте разведывательного судна экипаж был около 40 человек. Печь камбуза топилась углем, и кок часто вынужден был готовить еду для экипажа в противогазе. На Северном флоте один из «логгеров» ОСНАЗ при автономности 45 суток, пробыл в походе 201 сутки.

В 1965 году Председатель Совета Министров А.Н.Косыгин был с визитом во Вьетнаме. Вьетнамское руководство выразило Косыгину чрезвычайную благодарность СССР за информацию, которая поступает от советских разведывательных кораблей. По пути в Москву Косыгин сделал остановку во Владивостоке, где заслушал доклад командира РЗК «Гидрофон», вернувшегося из похода в Южно-Китайском море. Алексея Николаевича настолько поразили условия службы осназовцев на своих кораблях, что он подписал Постановление Правительства об обеспечении моряков ОСНАЗ по нормам подводников.

Всего, в составе советского флота было 15 разведывательных кораблей типа «логгер».

Разведывательные корабли второго поколения

Разведывательные корабли доказали свою нужность и полезность. Но было очевидно, что необходимо было повысить их мореходность и дальность плавания, и улучшить обитаемость для экипажа. К тому времени в ГДР массово строились для Советского Союза средние траулеры СРТМ типа «Океан». Вот их и решили переоборудовать в разведывательные корабли. Всего за 1957 -1961 годы в Штральзунде был построен 171 СРТМ типа «Океан». 21 из них были переоборудованы в разведывательные суда. В СССР «Океанам» был присвоен номер проекта – 502. Это были небольшие — водоизмещением 750 тонн — настоящие океанские корабли. С помощью траулеров проекта 502 рыбаки и осназовцы стали выходить практически во все океаны планеты. К тому времени расширился перечень задач кораблей ОСНАЗ. Они находились в районах, где происходили учения кораблей НАТО, осуществляли слежение за основными военными кораблями, представлявшими угрозу, включая авианосные ударные группы, находились в районах военно-морских баз и отслеживали все выходы военных кораблей из них.

В США даже появился, как сейчас говорят, «жизненный мем» — «советский разведывательный траулер». Американцы — нация поддающаяся гипнозу СМИ. После того, как советские РЗК стали отслеживать пуски с космодрома на мысе Канаверал, находясь в нейтральных водах, в американском прессе развернулась кампания запугивания собственного населения. Писалось, что «советские разведывательные траулеры» контролируют в США всё, вплоть до пляжей.

Отдельной темой было сопровождение (как говорят моряки, слежение) за американскими авианосцами. Слежение за авианосцем – дело не простое. Надо сказать, что тогда американские и советские моряки достигли негласных договоренностей. Дело в том, что, во-первых, любой американский авианосец заходится в ордере из кораблей охранения, а во-вторых, при проведении полетов палубной авиации авианосец движется определенным курсом с определенной скоростью. Это необходимо для безопасного взлета и посадки палубных самолетов. Смысл договоренности заключался в том, что наши разведывательные корабли находились позади авианосца и вне ордера, не мешая маневрам. Соответственно, корабли охранения авианосца не совершали по отношению к разведчику опасных маневров, давая ему спокойно осуществлять слежение. Был случай, описанный в интернете, иллюстрировавший взаимоотношения сторон. Один из «Океанов» осуществлял слежение за американским авианосцем. К американской авианосной группе подошел танкер и начал заправку авианосца и кораблей охранения. Командир авианосца запросил по радио командира разведывательного судно – не нужно ли ему топливо? На что получил ответ: «Если планы авианосной группы не изменились, то топлива разведчику хватит».

Постоянной задачей, которую решали корабли 38-й бригады ОСНАЗ, было слежение за американскими базами на острове Гуам.

«Океанов» для решения задач ОСНАЗ явно не хватало. Поэтому в тот период в разведчики переоборудовались все подходящие суда – спасатели, океанографические суда, и даже китобойцы. В разведчики переоборудовали два тунцелова, построенных в Японии. Хватало работы всем. Флот советских разведывательных кораблей стал самым большим в мире – по разным оценкам в этот период в строю находилось около 35 РЗК, переоборудованных из судов гражданских проектов. Приближалась эра разведывательных кораблей специальной постройки.

Оставить коментарий